Госдума приняла в первом чтении законопроект о регулировании дистанционной работы

Госдума приняла в первом чтении законопроект о регулировании дистанционной работы

Инициатива дополняет и детализирует положения главы 49.1 Трудового кодекса (ТК) РФ, посвященной особенностям регулирования труда дистанционных сотрудников. Законопроект содержит нормы, касающиеся рабочего времени и отдыха удаленных работников (в частности, «право быть офлайн»), регламентирует типы дистанционной занятости, основания для их применения, а также порядок взаимодействия работника и работодателя.

Документом устанавливается и возможность компенсации расходов удаленных работников. «В коллективных договорах, локальных нормативных актах, принимаемых с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, трудовых договорах о дистанционной работе может предусматриваться порядок компенсации расходов, связанных с использованием работником личного оборудования, программно-технических средств, средств защиты информации», — указывается в законопроекте.

Допускается заключение трудового договора о дистанционной работе и соглашения об изменении его условий путем обмена электронными документами. При этом в качестве места заключения такого договора указывается место нахождения работодателя. Кроме того, для расторжения трудового договора об удаленной работе устанавливаются общие основания, предусмотренные ТК РФ, а не самим договором, как это было ранее.

Типы дистанционной работы

Законопроект регламентирует три типа удаленной занятости: дистанционная (удаленная) работа, временная дистанционная (удаленная) работа и комбинированная работа. Под первой понимается выполнение трудовой функции вне места нахождения работодателя, его филиала или представительства, вне стационарного рабочего места, территории или объекта, прямо или косвенно находящихся под его контролем.

Поправками вводится режим временной дистанционной (удаленной) работы. Он предусматривает «возможность временно работать вне стационарного рабочего места, находящегося под контролем работодателя». Законопроектом гарантируется, что заработная плата при временной дистанционной работе выплачивается в полном размере при сохранении объема работы, указанного в трудовом договоре.

Предполагается, что временная удаленная занятость будет вводиться на основании трудового договора или дополнительного соглашения к нему (если основания для установления такого режима возникли уже после заключения трудового договора). Стороны смогут устанавливать график временной дистанционной работы. В случае «обстоятельств непредвиденного характера» (катастрофа природного или техногенного характера, производственная авария, эпидемия и др.) предлагается упрощенный порядок перехода на временную удаленную работу без заключения дополнительных соглашений, на основании локального нормативного акта, принятого «с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации».

В приоритетном порядке на временную удаленную работу в упрощенном порядке при наличии такой возможности предлагается переводить беременных женщин, работников, имеющих детей в возрасте до 14 лет, инвалидов, пенсионеров по возрасту и лиц, осуществляющих уход за инвалидами или длительно болеющими членами семьи.

Помимо этого, вводится понятие комбинированной работы, под которой подразумевается «режим работы, включающий работу на стационарном рабочем месте и дистанционную (удаленную) работу». «Дополнительное указание на данный режим работы в отдельной, новой статье ТК РФ дает законную возможность для работодателя и работника комбинировать режимы занятости в рамках трудовых отношений», — указывают авторы инициативы.

Неприкосновенность времени отдыха

Поправками закрепляется право на неприкосновенность времени отдыха удаленных работников («право быть офлайн»), они могут не быть круглосуточно на связи с работодателем и не отвечать на письма и звонки в определенные временные интервалы. «Время взаимодействия работника с работодателем в период времени отдыха работника включается в рабочее время, — подчеркивается в законопроекте. — Взаимодействие работодателя с работником в период времени отдыха работника допускается с его предварительного письменного согласия».

При этом оговариваются случаи, когда допускается такое взаимодействие сторон и без предварительного письменного согласия сотрудника. Речь идет о предотвращении катастрофы, производственной аварии, несчастных случаев, уничтожения или порчи имущества работодателя, государственного или муниципального имущества, выполнении работ в связи с введением чрезвычайного или военного положения, а также неотложных работ в условиях чрезвычайных обстоятельств (пожары, наводнения, голод, землетрясения, эпидемии или эпизоотии).

«Время взаимодействия работодателя с работником в период времени отдыха работника оплачивается работнику в порядке, установленном для оплаты сверхурочной работы», — отмечается в проекте закона.

Взаимодействие сторон

Согласно проекту, порядок взаимодействия работника и работодателя будет предусматривать конкретное время выполнения дистанционным работником своих функций в соответствии с трудовым договором. «Порядок взаимодействия устанавливается локальным нормативным актом, принятым с учетом мнения выборного органа первичной профсоюзной организации, трудовым договором о дистанционной работе», — уточняется в документе. В порядке взаимодействия может быть предусмотрена обязанность удаленных сотрудников отвечать на звонки, электронные письма и запросы работодателя в определенный срок.

«Если порядок взаимодействия не был согласован сторонами трудового договора о дистанционной работе либо работник не был ознакомлен с соответствующим локальным нормативным актом в порядке, предусмотренном настоящей главой, работник не может быть привлечен к ответственности за несвоевременный ответ или отсутствие ответа на запросы работодателя», — говорится в тексте.

Кроме того, законопроект исключает ряд существующих требований, касающихся удаленной занятости. В частности, речь идет об указании рабочего места как об одном из условий трудового договора о дистанционной работе. «Условие о рабочем месте утратило значение из-за невозможности и отсутствия надобности для работодателя контроля за тем, где территориально осуществляется дистанционная работа. Рабочее место дистанционного работника может находиться везде, где есть возможность использовать интернет», — поясняют единороссы.

Кроме того, предлагается отказаться от требования подписывать трудовой договор о дистанционной работе с использованием квалифицированной электронной цифровой подписи (ЭЦП). «На сегодня стоимость и порядок оформления такой ЭЦП ограничивает распространение дистанционной работы», — отмечается в сопроводительных материалах.

Повышение гибкости

Разработчики документа ссылаются на проблемы российского трудового законодательства, выявленные в ходе пандемии коронавируса. «Действующая с 2013 года глава 49.1 ТК РФ о дистанционной работе достаточно сложна для применения, вследствие чего ею пользуются минимальное количество работников и работодателей», — говорится в пояснительной записке. По данным Росстата, в 2019 году из 67,1 млн занятых лишь 30 тыс. работали дистанционно на официальной основе.

Трудовое законодательство, констатируют авторы законопроекта, оказалось не готовым к массовому переводу работников на удаленный режим работы. «Действующий ТК РФ в принципе не предусматривает ситуации временной дистанционной занятости: в нем заложена возможность заключения либо традиционного трудового договора (статья 57 ТК РФ), либо трудового договора о дистанционной работе, не подразумевающего нахождение рабочего места в офисе», — обращают внимание единороссы.

«Цель представленных изменений в ТК РФ — повышение гибкости занятости и применение информационно-коммуникационных технологий в трудовых отношениях. Для этого прежде всего предлагается усовершенствовать нормы по дистанционной работе и урегулировать отношения временной дистанционной (удаленной) занятости», — указывается в пояснительной записке.

Доработка ко второму чтению

Инициатива была внесена на рассмотрение Госдумы 16 июня единороссами во главе с председателями обеих палат Федерального собрания. В правительстве РФ поддержали ее с учетом ряда замечаний. Комиссия кабмина выступила за уточнение понятийного аппарата и регламентацию последствий отказа сотрудника от перевода на временную дистанционную работу. Как неоднократно подчеркивали авторы законопроекта, ко второму чтению он претерпит значительные изменения, а в окончательной редакции документ планируется принять до конца года, чтобы он вступил в силу уже с 1 января.

Как ранее отмечал замглавы думской фракции «Единая Россия» Андрей Исаев, ко второму чтению положения законопроекта могут расширить до целого раздела в ТК РФ. При этом для дистанционных сотрудников может быть скорректирован перечень оснований для увольнения. Например, речь идет о систематическом невыходе работника на связь с работодателем.

Парламентарий также подчеркивал, что в документе пока не раскрыта тема охраны труда. Кроме того, считает он, недостаточно регламентирован вопрос предоставления оборудования и компенсации расходов, понесенных удаленными работниками.

Секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак в свою очередь подчеркивал, что единороссы работали над поправками в ТК РФ больше года, и обращал внимание на особую актуальность законодательных изменений в период пандемии коронавируса. По словам лидера думских единороссов Сергея Неверова, законопроект также должен исключить дискриминацию дистанционных работников в части расторжения трудового договора.

Источник:

https://tass.ru/ekonomika/9017567

0

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Чуркина Алина Михайловна

0
Комментарии: 0Публикации: 79Регистрация: 18-12-2018
Авторизация
*
*
Генерация пароля